Третий лишний: как страховым компаниям поможет омбудсмен?

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Эта новость для автомобилистов, которые не следят за изменениями на рынке автострахования, возможно прошла незамеченной. А зря. Теперь в спорах со страховыми компаниями появляется ещё один фигурант. И именно его мнение будет решающим. Не факт, что в пользу владельцев пострадавших в аварии «железных коней».

Водитель, чью машину разбили в ДТП, не всегда получает ту компенсацию, на которую рассчитывал. Особенно это касается тех, кто предпочитает передвигаться на стареньких иномарках. Статистика жестока: за год суды рассматривают более 300 тысяч исков к страховым компаниям от пострадавших. Результат: только за 2018 год СК вынуждены были выплатить своим клиентам более 15 млрд . Плюс ещё более 18 млрд в виде штрафов, пеней и неустоек. 

Здесь-то появляется финансовый омбудсмен, главная (и, пожалуй, единственная) задача которого — снизить нагрузку на судей. Именно к профильному специалисту должны теперь обращаться те, чьи автомобили по чужой вине превратились в груду “недвижимости”. Это огромное количество дел рассматривать будет не один человек, а целый штат экспертов, над которыми и стоит страховой омбудсмен. Ему же будет достаточно поставить свою подпись под уже решённым делом. Остальное сделают сотрудники Службы обеспечения деятельности финансового уполномоченного, созданную регулятором страхового рынка, Центробанком РФ.

Для сравнения: в Евросоюзе существуют такие же должности, на которых занимаются лишь надзорной деятельностью. И это, как правило, опытные юристы или судьи с хорошими резюме. Водители не обязаны обращаться за помощью к ним до суда, они могут пойти в суд сразу, если их не устраивает компенсация, назначенная страховщиками. В России же в обязанность страховому омбудсмену вменяется решить вопрос до суда.

Как это будет выглядеть в реальности? 

Начнём с дат. Отсчёт уже пошёл: с 1 июня 2019 года при спорах со страховыми компаниями страхователь должен обратиться к омбудсмену. Причём не имеет значения, о какой сумме компенсации идёт речь. Если в случае с остальными финомбудсменами (решающими споры граждан с банками, микрофинансовыми организациями и т. д.) порог ограничен полумиллионом рублей, то в случае с разбором ситуации страховыми арбитрами верхней планки просто не существует.

Итак, в ваш автомобиль кто-то «приезжает». Дальнейший алгоритм действий таков:

  1. Оповещаете о произошедшем свою страховую компанию;
  2. Отправляетесь на экспертизу, результатами которой недовольны (сумма компенсации слишком мала);
  3. Направляете претензию в свою страховую компанию, которая, в свою очередь, должна предоставить вам ответ в 10-дневный срок;
  4. Если вы получаете отказ в пересмотре дела или не получаете ответ вовсе, то тут-то и обращаетесь к страховому омбудсмену (ранее следующим этапом был суд). При себе необходимо иметь заверенную страховщиками копию претензии;

Бумаги следует отправить по почте, обыкновенной или электронной, а обращение будет рассмотрено в течение 15 дней. Если потребуется повторная экспертиза, то срок будет увеличен еще на 10 дней

  1. После этого омбудсмен (вернее, его аппарат) рассматривает дело и выносит решение. Если оно в вашу пользу, то пересмотру не подлежит и вступает в силу через 10 дней после подписания главным страховым уполномоченным. 

Страховая обязана сделать то, что было решено арбитром. Потому что омбудсмену подчиняются только те СК, которые внесены в специальный список Центробанка (десяток крупнейших игроков рынка). Остальные имеют полное право проигнорировать все старания подчинённых данного института. И вот только тогда пострадавший автовладелец отправляется отстаивать свою правду в суде.

Любопытно, что и сами страховщики не в восторге от появления новой фигуры. Ведь если омбудсмен вынесет решение в пользу страхователя, то за каждый такой случай СК вынуждена будет заплатить 45000 , равной средней выплате по ОСАГО — а это, согласно данным РСА за январь-апрель 2019  года, 66314

Что хорошо? То, что к омбудсмену нет необходимости являться лично, и для частных лиц его услуги бесплатны. В теории это поможет также избежать судебной нервотрепки и потерянного времени. 

Что плохо? Решать дела в столкновении автовладельцев со страховыми компаниями будет ставленник РСА. Во многих случаях это может стать лишь ещё одним временным бременем для автомобилиста: сначала страховая (отказ), потом омбудсмен (снова отказ) и только потом суд (возможно, что не один).

Теоретически хорошая практика, перенятая у западных соседей, рискует превратиться в банальный стоп-фактор для тех, кто надеется возместить свои убытки, понесённые в ДТП. Почему тогда недовольной стороной выступают представители всех крупных СК? Кому новая практика решения споров по ДТП принесёт больше пользы, а кому вреда, покажет только время.

Игорь Яворский